Минус три. Рассказ

Ноги утопают в грязи. Несмотря на февраль, идти по улице частного сектора Горловки тяжело. Здесь и до войны все было не очень радостно, сейчас все унылей вдвойне. Легендарная «Кочегарка» неподалеку, напротив большой террикон, куда не посмотришь – вокруг разные домики, в который давно живут те, чья жизнь связана с шахтерской Горловкой.

Разговор с семейной парой, в глазах  — страх, фоном слышны звуки обстрела, внезапно они становятся ближе.

— На землю! Ложись!

Все по команде пригибаются к земле, так не хочется вжиматься в липкую грязь, но жизнь дороже. Вдоль забора, короткая пробежка, вот этот дом. С центральной улицы его даже трудно заметить, подъехать машиной тоже не просто, нужно объезжать через соседний квартал.

Проще пробежаться эти пару сот метров или проползти, если начался обстрел. С трех сторон дом выглядит вполне нормальным. Только зайдя с тыла, видна вся ситуация. Трагическая ситуация.

DSCN8883

Семейная пара соседей с оглядкой на звуки обстрела рассказывает.

— Они прекрасно знали, как вести себя во время обстрелов, но в этот раз все началось очень внезапно.

— А военные рядом были?

— Да откуда, она там, дальше, в центре и в районе «Стирола». А здесь спокойный поселок, вы же видите, тут и людей на улице  часто не встретишь. Так вот. А тут воды долго не было. Почти неделю были без воды. А здесь дали внезапно, вот на радостях их трое ребятишек и пошли вместе в ванную. Быстро хотели искупаться, пока опять не отключили.

Снаряд. Точное попадание в ванную комнату. Никаких шансов.

Обычная двушка в пятиэтажке. Обстрел очень близко. Вся квартира в игрушках и детских фотографиях. Молодая женщина в черном берет в руки игрушки и разговаривает с ними.

Отец чистит картофель на кухне.

— Вот люди помогли. Готовлю все для поминок, завтра хоронить будем. Спасибо, люди добрые помогли. Мы бы не справились.

— Как все произошло?

— Было тихо. И тут взрыв. Я схватил жену и буквально столкнул ее в погреб, мы там всегда от обстрелов прятались. Бегом в ванную. А там…

Он плачет. Говорит сбивчиво, превозмогая душевную боль.

— Ничего нельзя было сделать. Моментально погибли. Теперь вот похоронить надо по-человечески, проводить их. А ведь только думали, потише будет, как-то выкарабкаемся. За что это нам? Вот скажите, за что это нам все? Все трое. И нету. Завтра похороны, поминки, простите меня, надо готовить.

Простая панельная пятиэтажка. Люди, чьи лица потемнели от горя.

Утром выпал снег.

Читать рассказ «Перевозчик».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *