Вован — всё…

Когда это случится, я обещал начать писать небольшую книгу. Точнее, начал-то я давно, просто другие истории не стал публиковать для того, чтобы минимизировать конфликты с этим человеком. И вот сегодня утром, подняв телефон, узнал, что он умер. Пока причина смерти неясна, но все выглядит как внезапная остановка сердца.

Для того, чтобы самому не забыть, перенесу сюда фрагменты, которые публиковал еще в ЖЖ.

Начало

Наши отношения с отчимом (см. фото) переживали разные времена. От дружбы до жесткого противостояния. Сейчас это весьма своеобразный период в отношениях. Буквально несколько часов назад он сидел у меня в офисе, я помогал ему составить резюме. Хотя несколько лет назад он гнался за мной по улице и, по его чистосердечному признанию, если б догнал, убил бы.

Он пришел в наш дом, когда мне было семь лет. Тогда еще он был худощав, носил вельветовые штаны (вторых у него не было), на голове была сделана химия. Сначала это был примерный член семьи.
Он ходил со мной в планетарий. Его друзья расставляли мои солдатские полки. Когда, начав работать на «Норде», он ходил в дежурства ДНД (помните, что это такое?), я, бывало, ходил с ним, чтобы зайти в кинотеатр и посмотреть что-нибудь вроде «Заклятия долины змей». После ДНД была милиция. До начала работы в милиции он ездил на мотоцикле «Ява». Мы жили на шестом этаже. Гаража у нас не было, зачем он был нужен матери и мне – шустрому парнишке 7-ми лет от роду. Но в нашем подъезде была колясочная. Так вот Вован ближе к 10 вечера подъезжал к подъезду, и, к ужасу соседей, заезжал по ступенькам в колясочную. Возмущению окружающих в первый раз не было предела. Но он пообещал, что будет заезжать на шестой этаж. А он бы мог. Соседи отстали. Даже из соседних дворов приходили посмотреть на это зрелище. По соседству с нами жила одна интересная семья – в одной перегородке. Ольга Суреновна Бобошко – ныне директор одной из крупных туристических фирм. Ее муж – Валентин, сын того самого Бобошко, который, играл за «Шахтер», по словам моего деда – страстного болельщика (думаю, посвящу ему несколько постов), запутываясь в собственных ногах.

Было у них два сына – Миша и Паша, как говорил мой отец, маму, папу зарежут – глазом не моргнут. Не любил он их за то, что в свое время растерзали двух классных надувных крокодилов, привезенных из Германии. Вечерами Вован любил на балконе играть на баяне и петь песни Розенбаума. Ему довелось неделю побыть в Афгане, там он успел подорваться на мине, потом помогать на операциях в госпитале. Так что песни на афганскую тематику тоже звучали. Кстати, некоторые одно из последствий контузии я обнаружил весьма необычным способом. Мы развлекались с ним – кричали друг другу на ухо – кто громче. Я чуть не оглох, а ему хоть бы хны. Оказалось, он не слышит на одно ухо. В него-то я и кричал. Вован активно участвовал в хоккейных матчах, проходивших в нашем дворе. Потом мы завели собаку. Это был французский бульдог по кличке Лота. Это было тоже с подачи Вована.

Продолжаем разговор

Вообще в жизни Вована было много трагических, но не меньше и курьезных ситуаций. Он из тех людей, которые создают себе (да и для других) массу проблем, а потом в их решение вовлекают всех.

Вован (на фото — его отжиг на моей свадьбе в 2001 году) долго работал в МВД. Возил массу их начальников. Параллельно совершал «подвиги». Корни этого, вероятно, кроются еще в армейском прошлом. Перед отправкой в Афган, все проходили строгую медкомиссию. Был там и грозный врач – проктолог. Всех сажали на интересный стульчик, потом подсвечивали прямую кишку и изучали. Все садились, вставали, шли дальше. Вован очень любит поговорить. Фраза, брошенная врачу «Ну что, гланды видно?», стоила ему 15 суток гауптвахты. В милиции он отличался часто, помню на одном разборе, он, говоря о своих заслугах, рассуждал о том, что, когда объявляли операцию «зверь», он приволок в райотдел горцев больше, чем все остальные. Также довелось ему поработать в 3-ем Гоме на Широком под началом товарища с фамилией Подгорный. Так вот, а было это в смутные 90-е годы, в одном из канализационных люков нашли труп. Сами понимаете, еще одно лишнее дело не нужно ни одному начальнику. Показатели, видите ли. Вот Подгорный и предложил тому, кто залезет в люк и протолкнет труп, чтобы он по канализации переплыл из Кировского в Ленинский район (пусть у них голова болит), 20 баксов. По тем временам – это было что-то около месячного оклада. Вован сделал это. Это было противно, труп разбух, воняло, но 20 баксов. Причем, с покойниками у него связано немало забавных историй. Некоторым из них был и я свидетелем. Но об этом позже.

 

 

Сидорович

Пытаюсь собрать вместе все свои детские фотографии. Часть где-то у меня дома, часть у родителей. Несколько переездов, совершенных нами и ими усложняют поиски. Вчера супруга нашла небольшой пакетик с некоторыми фото. Сидел, рассматривал, чуть не прослезился. Это 88 год. Мы с Вованом (да, да, клянусь, это он), как сейчас помню, направляемся в Планетарий. Увидел фотку и вспомнил еще несколько забавных историй.


Жизнь моего отчима неразрывно связана с мото или авто транспортом. У него долгое время был мотоцикл «Ява». Да, да, тот самый, на котором он въезжал в колясочную и был готов заезжать хоть на 6-ой этаж. Потом он приезжал на различных рабочих машинах. Помню, что возил он какого-то больного начальника с хитрой фамилией что-то вроде Черепуга. Потом был «Иж – комби». Вован родом из Еленовки. Сказать честно, это многое объясняет в его характере. Так вот ездили мы в этот поселок частенько. Однажды по дороге домой решили заехать на ставочек возле сел Андреевка и Доля. Съехали на проселочную дорогу, потом к полю. Путь нам преграждала канава. В машине разгорелась нешуточная дискуссия – перепрыгнем на машине или нет. Да уж, велико на нас было влияние голливудских фильмов. Разгон, и машина повисает между кромками канавы. Колеса даже не касаются никакой твердой поверхности. Толкали, высматривали трактор, все тщетно. Разгрузив машину, сели возле нее. А среди нашего нехитрого скарба было 3 трехлитровых бутыля с подсолнечным маслом. Стояли они аккурат возле машины. Мимо ехал трактор, в нем три здоровых деревенских мужика. Остановились, вытолкали машину, Вован спрашивает: «сколько я вам должен?». Слышит в ответ: «Да вот, пиво отдай, да и хватит?» Немая сцена. Пива ведь не было. Что оказалось? Они приняли бутыля с маслом за бутыля с пивом. Потому и остановились. Уж больно его, пенистого, освежающего захотелось. Эх, сказали они, знали бы, что это масло, никогда бы не остановились.
Потом был ВАЗ-2106. Причем помню цифры номера – 666-26. Вован с друзьями разобрал эту машину до болтика, потом собрал, сам всему свидетель. Остались еще запчасти, но машина ездила, да еще как ездила, летала. Подвернулась мне тогда работка, но нужно было ездить за 70 км Донецка, вот мы и заключили соглашение о поездках за неплохую оплату. Мне комфортно, и ему было хорошо.
Потом появилась реактивная «Газель», скоро расскажу о нашем путешествии на ней в славный город Кобеляки.

Сейчас, увидев «Уаз-Патриот», где за рулем сидит человек в лихо заломленной тюбетейке, машину, для которой не существует правил и преград, махните водителю рукой. Ведь он не такой и плохой человек. Хотя вопрос это спорный.

 

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *